Загробный мир, душа, призраки, жизнь после смерти

Когда дети видят призраков. История из жизни медиума


Когда дети видят призраков. История из жизни медиума

Впервые меня отшлепали, когда мне было три года. В этом, возможно, не было бы ничего необыкновенного, если бы не обстоятельства. Меня наказали не за обычные детские выходки, а за разговоры с так называемыми «мертвыми» и предсказание смерти. Мы ожидали визита моих бабушки и дедушки по матери, а я принимала в доме целую толпу призраков. Мои родные не видели этих призраков и поэтому не обращали никакого внимания на мое постоянное общение, как они это называли, с «воображаемыми друзьями». Они считали меня чрезвычайно творческим ребенком с сильным воображением и не понимали, что происходит на самом деле. Или понимали? Я выводила родителей из себя непрекращающейся болтовней, и в тот день их терпение лопнуло.

Буквально за несколько минут до прибытия родителей моей мамы, дедушки Вовы и бабушки Таси, появился призрак – старая женщина, заявившая, что она моя прабабушка, мать Таисии. Она сказала, что скоро ангелы придут за бабушкой Тасей, которая, как мне вспоминалось позже, в последнее время часто болела, но никто не ожидал, что она покинет нас. Дух сказал, что я должна попрощаться и подготовить свою маму, дав ей знать о предстоящем. Как только бабушка вошла, я тут же поделилась новостью с ней и с мамой, не давая бабушке даже присесть, – ведь ангелы были уже близко. Оглядываясь назад, я понимаю, как тогда напугала их обеих этим предсказанием смерти. Я не была скверным ребенком, наоборот, я была тихой и застенчивой, но в тот момент я чувствовала, что должна в точности выполнить то, о чем меня просили. Мама так рассердилась, что отшлепала меня по пятой точке.

Сколько себя помню, я знала, что я не такая, как все. Духи мертвых роились вокруг меня ночи напролет. Некоторые из них разговаривали со мной, другие были рады уже тому, что я их вижу, а третьим нравилось дразнить и пугать меня. Я и не подозревала, что больше никто не видит их, пока не научилась говорить и не начала рассказывать о них.

«О, смотрите, у Алисы есть невидимые друзья!» – подшучивали надо мной мои родные. Но для меня эти существа были вполне видимыми – они были так же реальны, как мои родственники, стоящие передо мной. Я никак не могла понять, почему я вижу их, а остальные – нет.

Шесть месяцев спустя бабушка Тася неожиданно умерла, и мое первое предсказание сбылось.

– Откуда ты узнала, что бабушка умрет? – спросила меня мама утром в день похорон.

– Каждый раз при встрече с ней я видела все больше ангельских перьев, – ответила я. – И еще женщина с морщинистыми руками сказала мне об этом.

Мама посмотрела на меня странно.

– Я тоже вижу смерть, Алиса, но я вижу ворон.

Я была еще слишком мала, чтобы понять, что она имеет в виду. По идее, я должна была почувствовать, что приобрела союзника, но вместо этого я была сконфужена. Совсем недавно мама наказывала меня, а тут вдруг проявила любопытство.

Вечером перед похоронами бабушки я сидела на зеленом ковре с густым ворсом, переплетя свои бледные ножки на индийский манер, что делало меня еще меньше, чем я была на самом деле. Я наблюдала за мамой, занимающейся рукоделием, – она шила что-то из лоскутков. Когда мама горевала, она либо замыкалась, либо спала целыми днями, либо лихорадочно занималась какой угодно работой, чтобы не думать ни о чем, кроме того, что делали ее руки.

– Почему Алиса? – спросила я, размышляя вслух, из любопытства, но не только – мне действительно нужны были ответы.

– Что «почему Алиса?» – переспросила мама озадаченно и довольно резко.

– Я не понимаю, почему вы назвали меня Алиса, когда мое имя Ира.

– Тебе не нравится твое имя? – Мама снова посмотрела на меня странно. Длинными тонкими пальцами она взяла сигарету, прикурила и сделала долгую затяжку. – Мы назвали тебя в честь героини моей любимой книги, «Алиса в стране чудес». Ирины никогда не было в нашем списке имен.

Я расплакалась, не зная, как объяснить, откуда я это взяла.

– Но я знаю, что меня зовут Ира, а не Алиса!

Спор об имени Ирина длился годами. Я никогда никого не просила звать меня Ириной, но знала, что я не Алиса. И мама и папа сообщили мне, что, если я буду чувствовать то же самое, когда мне исполнится шестнадцать, они позволят мне сменить имя, но к тому времени я уже понимала, что в таком случае мои друзья сочтут меня сумасшедшей.

Скажите честно, вы стали бы, прожив шестнадцать лет с одним именем, вдруг менять его на другое? Думаю, что нет. Вот и я не стала. Многие спрашивают меня, почему я не использую имя Ирина как псевдоним или сценическое имя. Причина в том, что это намного больше, чем просто выдуманное имя, – оно было и всегда будет именем моей души.

Мне не позволили идти на похороны, но я до сих пор помню, как, сидя в своей спальне, играя и тихонько бурча что-то себе под нос, я вдруг увидела в дверном проеме светящийся белый силуэт призрака. Я поднесла руку к глазам, чтобы защититься от потока яркого света, исходящего от него. Мне некуда было бежать, разве что навстречу свету, поэтому я просто сидела и смотрела. Через несколько секунд я услышала знакомый голос:

– Заботься о своей мамочке, Алиса, и скажи ей, что я люблю ее, но здесь мне хорошо.

Тут я поняла, что это моя покойная бабушка. Но я уже получила трепку за то, что предсказала ее смерть, не получу ли я опять трепку за передачу этого сообщения? Я подумала, что, наверное, так и будет, поэтому решила молчать.

Бабушка Тася умерла, покинула своего мужа и дочь недавно, а за несколько лет до того умер мой дядя, и до сих пор все о нем тосковали. Я могла только вообразить воссоединение бабушки со своими сыновьями, когда они встретятся на том свете.

Итак, мама горевала по поводу потери своей матери. Наслушавшись моих разговоров о том, что мое имя – не мое, и об общении с так называемыми невидимыми друзьями, она решила, что мне скучно или одиноко, и повела меня, пятилетнюю, на приемные экзамены в частную подготовительную школу. В школе моим родителям сообщили, что я достаточно развита, чтобы приступить к учебе, и я была принята в группу.

Я училась хорошо, но не особенно любила это заведение. Я не очень легко сходилась с детьми, мне было проще общаться со взрослыми. И, хотя я имела собственное мнение, я была болезненно застенчива. Это золотое время, как принято считать, время игр и творчества, на деле оказалось просто ужасным.

Моей учительницей была крупная женщина с громовым голосом, ничем не напоминающая милую добрую бабушку, которую вы, возможно, представляете, думая об учительнице самых маленьких детей. Вообще-то она сильно напоминала мне мою бабушку по отцу. Я вскоре привыкла, что меня постоянно отправляют в угол без всякого повода, по крайней мере мне казалось, что никакого повода нет. Однажды утром меня вызвали отвечать, но я была занята разговором с отцом воспитательницы в виде духа, который никак не желал оставить меня в покое. «Ты должна сказать ей, что у нее диабет», – повторял он, толкая меня под локоть. Это сообщение было слишком громоздким для ребенка пяти лет, слишком сложным для передачи кому-либо, поэтому я только отрицательно мотала головой. Учительница решила, что я имею наглость отказаться отвечать на вопрос. Говоря по правде, я и не знала ответа; к тому же я была слишком занята тем, что пыталась отделаться от ее навязчивого призрака папаши. Линейка грохнула по столу, и я была отправлена в угол до тех пор, пока не дам ответа на вопрос. В результате все утро я пропела в том углу в компании паука (до сих пор помню, что я назвала его Боня), сильно рассерженная на отца учительницы. Мама забрала меня из школы, и по дороге домой я излила ей то, что накопилось на душе, опустив, ясное дело, ту часть, что касалась разговора с покойником. Меня возмущало то, что меня поставили в угол.

– Если я не знала ответа с самого начала, когда учительница спросила меня, откуда я могла его взять позже? – спросила я ее. Мои рассуждения часто вызывали у мамы довольную улыбку.

Дух отца учительницы целый год не давал мне покоя разными сообщениями, а я знала, что не могу передать их из страха, что буду наказана. Из страха, что мне не поверят. Просто из страха.

«Скажи ей, что я прошу прощения, – говорил он. – Пожалуйста, ты же можешь видеть меня. Скажи ей». Я только качала головой и старалась избегать его, насколько могла.

Тот год тянулся бесконечно. Но, если я и думала, что и подготовительной группе плохо, в первом классе оказалось еще хуже.

Продолжение следует…
Медиум Алиса

 (голосов: 91)
Просмотров: 8930 | 24 марта 2015 | Напечатать
  • Галина | 13 апреля 2015 в 18:04

    Удивительный рассказ, мне понравился, буду ждать продолжения, спасибо, а еще бы хорошо цветы понимать. Почему они болеют и когда их полить надо и вообще общаться с цветами и птицами, а вы можете?

  • arhey | 29 апреля 2015 в 12:35

    Галина, это не просто рассказ. Это была реальная жизненная история человека, который обладает экстрасенсорными способностями. Были изменены только имена. Вот еще статья этого экстрасенса: Как добиться успеха в жизни - советы гадалки

    --------------------
    Истина здесь!

  • листвичка | 5 августа 2015 в 11:21

    У меня на подобии такой же истории. Только я с растениями так сказать болтаю...

Добавление комментария

Вход/Регистрация

Магическая помощь

Снятие порчи

Вопрос бесплатно

Вопрос экстрасенсу бесплатно

Объявления